Противовоздушная оборона Москвы в 1941-1945 гг.

По материалам Энциклопедии "Москва в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг."

С началом Великой Отечественной войны противовоздушная оборона Москвы была возложена на соединения и части Московской зоны ПВО (командующий - генерал-майор М.С. Громадин), охватывавшей территорию Московского военного округа. В ее состав входили 1-й корпус ПВО (командир - генерал-майор Д.А. Журавлев) и 6-й истребительный авиационный корпус (командир - полковник И.Д. Климов, с ноября 1941 г. - полковник А.И. Митенков), непосредственно прикрывавшие Москву, а также  Калининский и Тульский бригадные районы ПВО. Управления Московской зоны ПВО, 1-го корпуса ПВО и 6-го истребительного авиакорпуса в июне 1941 года были размещены в одном здании, только что построенном, по адресу: улица Кирова (ныне Мясницкая), дом 33.

Государственный Комитет Обороны с началом войны придавал огромное значение защите столицы от ударов с воздуха. 5 и 9 июля 1941 г. ГКО в целях усиления и совершенствования ПВО Москвы принял 3 постановления, согласно которым втрое увеличивалось число полков истребительной авиации, строились 24 аэродрома, дополнительно формировались 4 полка зенитной артиллерии, 2 зенитных пулеметных полка, 2 полка зенитных прожекторов и в 2,5 раза расширялась сеть постов аэростатов заграждения, увеличивались силы и средства местной ПВО.

К началу массированных вражеских налетов (третья декада июля) для обеспечения надежной ПВО Москвы была создана группировка в составе: 1044 зенитных орудий (795 среднего, в т.ч. 85-мм - 564, 76-мм - 232, и 248 малого калибра - 37-мм), 602 самолетов, 571 зенитного пулемета, 1042 зенитных прожекторов, 124 аэростатов заграждения, 8 радиолокационных станций. Действовали св. 600 постов ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи). В последующем количество зенитных средств в системе ПВО Москвы возросло почти вдвое.

Главным средством борьбы с воздушным противником являлась истребительная авиация, имевшая задачу уничтожать его в радиусе 80-100 км от центра города. Авиационные части располагались на аэродромах вокруг Москвы в радиусе 100-120 км, 18 % летного состава было подготовлено к действиям ночью. Зенитная артиллерия создавала зону огня непосредственно вокруг города и внутри его в районе важнейших объектов, обеспечивая наибольшую глубину и плотность огня на западном и южном направлениях, откуда больше всего можно было ожидать налетов немецкой авиации. 

Зенитные прожекторные полки создавали световые прожекторные поля для обеспечения действий ночных истребителей. Освещение целей для зенитной артиллерии возлагалось на прожекторные подразделения, входившие в ее состав. Аэростаты заграждения и зенитно-пулеметные части усиливали прикрытие центра города и его западных и южных окраин. Посты вНОС призваны были вести разведку воздушного противника и обеспечивать его обнаружение на удалении 200-250 км от Москвы. К началу войны на рубеже Ржев - Вязьма имелось несколько радиолокационных станций обнаружения типа РУС-1 ("Ревень"), которые засекали самолеты и обеспечивали наблюдение в зоне 70-80 км, но определить их количество, высоту полета и принадлежность еще не могли. В самом начале войны на вооружение поступили более совершенные станции РУС-2 ("Редут"), обладавшие способностью фиксировать цели в радиусе 120 км, а также определять азимут, дальность, курс, скорость и даже приблизительное количество самолетов в группе. На 1 сентября 1941 г. в 1-м корпусе ПВО насчитывалось 2 комплекта РУС-1 и 5 комплектов РУС-2.

Управление войсками ПВО Москвы осуществлялось централизованно с КП командира 1-го корпуса ПВО, где также находились КП командира 6-го истребительного авиакорпуса и начальника зенитной артиллерии. Здесь размещались главный пост ВНОС, узел связи. На командном пункте устанавливалось круглосуточное дежурство ответственных офицеров.

В основу ПВО столицы был положен принцип круговой эшелонированной обороны с усилением западного и южного направлений. Внешняя ее граница проходила через Ярославль, Вышний Волочек, Великие Луки, Смоленск, Орел, Рязань, Горький. Это позволяло начинать борьбу с самолетами противника на дальних подступах к столице, обеспечивало защиту всего Центрального промышленного района СССР и прикрытие группировок войск фронтов, участвовавших в Московской битве. Вокруг центра города была создана зона аэростатного заграждения радиусом 5-6 км от Кремля.

Для действий на московском направлении немецко-фашистское командование выделило 2-й воздушный флот (командующий - ген.-фельдмаршал А. Кессельринг), насчитывавший 1600 самолетов, создало специальную группу, в которую вошли лучшие бомбардировочные соединения ВВС Германии, имевшие задачу "сровнять Москву с землей". Массированным налетам фашистской авиации на Москву предшествовала тщательная воздушная разведка. Уже в начале июля отмечались пролеты самолетов-разведчиков, один из которых прорвался к городу и вел разведку средств ПВО. 2 июля в небе Москвы был сбит первый вражеский самолет - разведчик Хейнкель Не. 111. После 4 июля воздушная разведка проводилась систематически, преимущественно одиночными полетами на больших высотах. За 20 дней июля было зарегистировано 89 пролетов фашистских разведчиков, 9 самолете проникли в район города. 

После объявления воздушной тревоги москвичи, соблюдая порядок, укрывались в убежищах и на станциях метро, а дежурные расчеты МПВО в каждом доме оставались на своих постах до конца налета. Создавшаяся обстановка требовала срочных и решительных мер по усилению противовоздушной обороны.

Для отражения вражеских налетов формировались подразделения и части из летчиков-испытателей и инструкторов аэроклубов и летных школ. Так, командирами эскадрилий были назначены летчик-испытатель майор Н.Н. Иноземцев, летчик-испытатель, мировой рекордсмен, участник беспосадочного перелета из Москвы через Северный полюс в США Герой Советского Союза полковник A.Б. Юмашев. В состав этих эскадрилий входили известные летчики-испытатели М.Л. Галлай, М.К. Байкалов, В.Л. Расторг, B. П. Федоров, В.В. Шевченко, Г.М. Шиянов и др. На аэродром было установлено боевое дежурство с готовностью №1, при которой торой пилот находился в кабине с надетым парашютом. Мотор истребителя был прогрет, и по сигналу с командного пункта са молет мог мгновенно подняться в воздух.

открытые источники

Первый налет немецкой авиации на Москву был совершен в ночь на 22 июля 1941 г. В нем участвовало свыше 200 ( по нем. источникам - 127) бомбардировщиков, а в последующих от 15 до 115 самолетов. С 22 июля до конца августа противник произвел 25 налетов на Москву, в которых участвовало свыше 2200 самолетов, 200 из них были сбиты. К столице прорывались лишь отдельные самолеты. С приближением линии фронта к столице бомбардировки города участились и проводились не только ночью, но и (в сопровождении истребителей) днем.

Первый налет продолжался в течение 5 часов. Вражеские самолеты следовали четырьмя эшелонами с интервалами 30-40 мин. по маршруту Минск - Орша - Смоленск - Вязьма - Москва. На подступах к городу отдельные группы самолетов меняли курс полета и пытались прорваться с разных направлений. Высота полета при бомбардировке составляла 2-3 тыс. м. В зону огня зенитной артиллерии самолеты входили небольшими группами и одиночно. Первые группы были обнаружены постами воздушного наблюдения, оповещения и связи в районе Вязьмы. Это дало возможность привести авиационные части в готовность к отражению врага, а также оповестить боевые расчеты объектов и население города о воздушной опасности. На дальних подступах к столице фашистские бомбардировщики были атакованы ночными истребителями. Для отражения налета привлекалось 170 истребителей. В ту ночь многие советские летчики проявили подлинное мужество, отвагу и профессионализм, особенно отличились летчики 11,16,27 и 34-го истребительных авиаполков.

Ожесточенные воздушные бои развернулись в световых прожекторных полях на рубеже Солнечногорск - Голицыно. При отражении налета командир эскадрильи 11 -го истребительного авиаполка капитан К.Н. Титенков первым поднялся в воздух и атаковал лидера группы фашистских бомбардировщиков Не. 111. Одной из очередей он сразил стрелка бомбардировщика. Затем Титенков еще ближе подошел к самолету и длинной очередью поджег его. После гибели ведущего в группе фашистских бомбардировщиков нарушилось взаимодействие, и они были рассеяны. При возвращении на аэродром Титенков вместе с В.Д. Лапочкиным и В.В. Бо-качом сбили еще один фашистский самолет. Разгром вражеской группы завершили А.Г. Лукьянов и др. летчики. На каждом  из сбитых бомбардировщиков были обнаружены подробные планы Москвы, где были отмечены объекты, которые гитлеровцы предполагали уничтожить в первую очередь: вокзалы, мосты, заводы, аэродромы, правительственные здания, Кремль.

На подступах к столице в ночь на 22 июля истребители провели 25 воздушных боев и сбили 12 фашистских бомбардировщиков. На ближних подступах и непосредственно над столицей прорвавшиеся самолеты врага были встречены ураганным огнем зенитной артиллерии. Многие фашистские экипажи не отважились продолжать полет. За 10-20 км до цели они беспорядочно сбрасывали бомбы и уходили в обратном направлении. Части зенитной артиллерии 1-го корпуса ПВО израсходовали в ту ночь 29 тыс. снарядов, около 130 тыс. пулеметных патронов, сбив 10 самолетов противника. Таким образом, в ночь на 22 июля было уничтожено 22 вражеских бомбардировщика. К Москве сумели прорваться лишь одиночные самолеты, которые не причинили существенного ущерба.

"В ночь на 22 июля 1941 года в 22 часа в подразделения нашего полка поступил сигнал "Воздушная тревога", - вспоминал участник отражения первого налета на Москву, командир зенитного орудия и старшина батареи 251-го зенитного артполка полковник в отставке Г.Ф. Солнцев. - Мы узнали, что с запада на Москву идут от 200 до 250 бомбардировщиков на высотах от 2-х до 3-х тыс. м. Расчеты 85-мм орудий заняли боевые места. На дальних подступах вражеские бомбардировщики встретили наши истребители. А затем пришла наша очередь. Перед зенитчиками встал вопрос: сможем ли бороться с таким сильным тивником, как авиация фашистской Германии, которая бомбила столицы Европы и которая намеревалась уничтожить Москву. Первый залп снял напряжение с каждого из нас и дальше пошла автоматическая работа. Прожектористы ловили :::: в перекрестие и "держали их”, мы имели возможность вести прицельный огонь. Бой продолжался до 4 часов утра. Зенитчики нашей
53-й зенитной артиллерийской дивизии, командиром которой был генерал-майор Е.А. Райнин, сбили 10 самолетов противника. а всего он потерял, по официальным данным, 22 самолета. Еще 15, искалеченные, рухнули позже, не добравшись до своих аэродромов. 3 машины разбились на Смоленщине при подходе к аэродромам базирования. Всего противник не досчитался 40 машин, было "обрублено целое крыло” люфтваффе. Примерно такие же потери немцы несли и в последующие дни, их авиация не смогла дестабилизировать обстановку в Москве".

В 22 часа 10 минут 22 июля немецко-фашистская авиация предприняла второй массированный налет, продолжавшийся до 2 часов ночи 23 июля. В нем приняло участие до 150 самолетов, следовавших 12 эшелонами с интервалами 10-15 мин. Погода благоприятствовала полету: низкая облачность заставила бомбардировщиков противника подняться на высоту д о 7 тыс. м. Помня о потерях в предыдущую ночь, фашистские летчики изменили тактику действий. Они пытались прорваться одиночными самолетами и I мелкими группами с западного и юго-западного направлений.
Посты ВНОС и зенитная артиллерия действовали уверенно, в тесном взаимодействии с истребителями. Мощный огонь зенитной артиллерии и атаки ночных истребителей преградили врагу путь к Москве. К городу прорвалось лишь несколько самолетов. В ту ночь истребители совершили 202 самолето-вылета и вместе с зенитчиками и аэростатчиками уничтожили в районах Каширы, Серпухова, Рублева, Тушина и Москвы 15 фашистски самолетов. В воздушном бою снова отличился капитан К.Н. Титенков, который вместе с лейтенантом В.В. Бокачом сбил еще один бомбардировщик. За отвагу и мужество, проявленные при отражении воздушных налетов на Москву, К.Н. Титенков был награжден орденом Ленина. Были отмечены орденами и его ведомые лейтенанты В.В. Бокам и В.Д. Лапочкин.

Отражение первых массированных налетов вражеской авиации на столицу мело важное значение для последующей борьбы, так как позволило выявить существенные просчеты в организации системы ПВО и внести соответствующие коррективы. 

24 июля враг предпринял третий налет на столицу. Около 180 самолетов 10 эшелонами шли на Москву. Однако и этот налет был отражен. Капитан К.Н. Титенков увеличил боевой счет - в наступивших сумерках он обнаружил самолет-разведчик Ju 88 и уничтожил его. Всего капитан Титенков совершил 172 боевых вылета, в 66 воздушных боях сбил лично 4 (1 тараном) и в группе 2 самолета противника. 10 октября 1941 г. при выполнении боевого задания в исключительно сложных метеорологических условиях летчик погиб. За проявленный героизм и бесстрашие, проявленные в боях, 28 октября 1941 г. летчик посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.

В ночь на 25 июля 1941 г. заместитель командира эскадрильи 11 -го истребительного авиаполка (6-й истребительный авиакорпус, Московская зона ПВО) лейтенант Б.А. Васильев патрулировал на истребителе Як-1 в районе аэродрома у станции Дорохово (Московская обл). Когда дежурство уже подходило к концу, с земли поступила команда перехватить группу вражеских бомбардировщиков, следующих севернее зоны патрулирования на высоте 5 тыс. м. Васильев увеличил скорость и, развернувшись с набором высоты, прямо перед собой обнаружил тройку бомбардировщиков Ju 88. Он направил свой истребитель в их сторону. Разгорелся воздушный бой. В одной из атак Васильеву удалось поджечь один из двигателей самолета ведущего. Но вскоре патроны кончились, и Васильев уничтожил врага таранным ударом. За этот подвиг лейтенант Васильев награжден орденом Ленина. 24 октября 1941 г. он погиб в воздушном бою в районе Тучково.

29 июля 1941 г., при отражении налета на Москву, заместитель командира эскадрильи 27-го истребительного авиаполка (6-й истребительный авиакорпус. Московская зона ПВО) старший лейтенант П.В. Еремеев в ночь на 29 июля 1941 г. на истребителе МиГ-3 впервые в небе Москвы совершил ночной таран вражеского бомбардировщика .№.88 над населенными пунктами Головино и Ново-Петровское Истринского района Московской области. 26 августа 1941 г. он стал командиром эскадрильи 28-го истребительного авиаполка (4-я смешанная авиадивизия, Северо-Западный фронт). За время участия в боях он совершил более 70 боевых вылетов, 50 из которых - ночыо. сбил 2 два вражеских самолета. Пал смертью храбрых в воздушном бою 2 октября 1941 г. 21 сентября 1995 г. ему посмертно было присвоено звание Героя Российской Федерации.

В ночь на 7 августа 1941 г. подвиг совершил заместитель командира авиаэскадрильи 177-го истребительного авиаполка (6-й истребительный авиакорпус, Московская зона ПВО) младший лейтенант В.В. Талалихин, он на истребителе И-16 произвел таран в ночном воздушном бою, сбив около Москвы бомбардировщик Не. 111. Его самолет упал в лес вблизи деревень Мансурово и Степыгино (Домодедовский район), а сам раненый летчик на парашюте спустился в речку Северку. В последующих боях В.В. Талалихин сбил еще 5 немецких самолетов. 8 августа 1941 г. он был удостоен звания Героя Советского Союза. Талалихин погиб в воздушном бою около Подольска в октябре 1941 г.

11 августа 1941 г. заместитель командира эскадрильи 27-го истребительного авиаполка (6-й истребительный авиакорпус, Московская зона ПВО) лейтенант А.Н. Катрич на истребителе МиГ-3 в паре с лейтенантом М.И. Медведевым вылетел на перехват вражеского разведчика Эо-215, идущего курсом на Бологое. Катрич настиг его над Осташковым на высоте около 9 тыс. м и с расстояния 100 м прошил пулеметной очередью весь самолет. Второй очередью Катрич поджег один из двигателей, третьей - поразил стрелка, однако "Дорнье" продолжал лететь. Тогда Катрич принял решение таранить. Быстро сближаясь с бомбардировщиком, зашел к нему под небольшим углом с левой стороны и концами винта своего самолета повредил стабилизатор и киль. Вскоре "Дорнье” врезался в землю возле села Старица и сгорел. Лейтенант Катрич благополучно приземлился на свой аэродром. Это был первый в мире высотный таран.

С 22 июля по 15 августа 1941 г. на Москву было произведено 18 ночных налетов. В восьми из них участвовало от 120 до 200 бомбардировщиков в каждом, а в остальных - по 50-80. Летчики-истребители и зенитная артиллерия ПВО успешно справились с поставленной задачей: основная масса бомбардировщиков не смогла прорваться к городу. Из 1700 самолетов, участвовавших в налетах, к столице прорвалось лишь ок. 70. За это время истребительной авиацией и др. средствами ПВО было уничтожено около 200 немецких самолетов.

Советское руководство уделяло большое внимание усилению войск противовоздушной обороны Москвы. Так, к 1 сентября 1941 г. боевой состав 6-го истребительного авиационного корпуса возрос до 20 полков, которые пополнились самолетами Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3. Истребители этого типа составляли 56 % самолетного парка корпуса. Зенитная артиллерия 1-го корпуса ПВО перешла на новый способ постановки заградительного огня, в результате вокруг города создавался более плотный подвижный огонь из трех завес. При этом по воздушному противнику одновременно могли вести огонь от 12 до 18 батарей. Все это дало положительные результаты.

Более согласованно стали действовать истребительная авиация и зенитная артиллерия. Например, при отражении налета фашистской авиации в ночь на 9 сентября истребители-ночники с подразделениями зенитной артиллерии и прожектористами блокировали вражескую авиагруппу в составе 20 Не. 111 и .№.88, заставили ее изменить курс и сбросить бомбы южнее Москвы. В сентябре на столицу было совершено 11 налетов, но к городу прорвался лишь 51 бомбардировщик, что составило 2,5 % участвовавших в налетах машин. Войска противовоздушной обороны успешно прикрывали столицу и важнейшие объекты Центрального промышленного района страны от налетов врага.

открытые источники

В конце сентября - начале октября 1941 г. немецкие войска перешли в общее наступление на западном направлении с целью овладеть Москвой. В этот период основная масса ВВС противника наносила удары по объектам прифронтового тыла. По мере приближения линии фронта к Москве воздушные налеты на город участились: всего за октябрь противник совершил 31 налет с участием в каждом от 15 до 30 самолетов. Одновременно с отражением вражеских воздушных налетов на Москву войска ПВО частью своих сил принимали участие в борьбе с наземным противником. (Ц истребительный авиакорпус наряду с противовоздушной обороной столицы выполнял задачи по прикрытию боевых порядков и коммуникаций войск Западного фронта, по борьбе с пехотой и танками, а также по штурмовке вражеских аэродромов. Так, например, в период со 2 по 10 октября четыре авиационных полка этого корпуса наносили штурмовые удары по мотомехчастям противника, прорвавшимся в район Белого, задерживая их продвижение к Ржеву. А 24 октября истребители корпуса штурмовали аэродром противника в районе Калинина и сожгли на нем 30 самолетов. Из состава 1-го корпуса ПВО выделялись специальные зенитные артиллерийско-пулеметные группы для борьбы с танками и пехотой, а также с авиацией противника, действовавшей по отдельным объектам вблизи линии фронта.

14 ноября немецкая авиация (более 120 бомбардировщиков) предприняла еще один крупный налет на Москву. Он длился около 3 часов. В воздухе произошли многоярусные схватки, в которых участвовали свыше 200 советских истребителей. В тесном взаимодействии с зенитной артиллерией они сбили в тот день в районе Красногорска, Тушина, Кунцева 43 немецких самолета. На ближних подступах к Москве в отдельные дни ноября происходило 35-40 воздушных боев. Лишь 18 ноября в небе Подмосковья враг потерял до 20 самолетов. В тот день отличились летчики, которые пилотировали истребители МиГ-3, вооруженные пушками. Противник уклонялся от схваток с ними, особенно на больших высотах, где МиГ-3 имели преимущество, и стремился увлечь наши истребители на малые высоты, чтобы использовать маневренность своих машин. Советские летчики старались вести бой на предельной высоте и добивались успеха.

В ноябре 1941 г. в Вооруженных Силах была введена должность командующего Войсками ПВО страны (первым командующим был назначен ген.-майор М.С. Громадин). На базе 1-го корпуса ПВО 19 ноября 1941 г. был создан Московский корпусной район ПВО, сформированы новые части.

В целом ПВО Москвы в 1941-1942 годах была надежной и эффективной. Она сорвала план гитлеровцев по разрушению столицы. Москва, находившаяся в прифронтовой зоне, явилась единственной столицей, которая не понесла катастрофического ущерба в результате налетов немецко-фашистской авиации. Этому способствовали не только умелое построение системы ПВО и высокая степень боевой готовности ее войск, но и решительное массирование сил и средств для воздушного прикрытия столицы. К июню 1942 г. здесь было сосредоточено 39,5% самолетов-истребителей ПВО, 37,3 % зенитных орудий и 35,5% зенитных прожекторов от их общего количества в Войсках ПВО страны, что позволило по сравнению с началом войны увеличить в 2,3-2,5 раза оперативные плотности зенитных средств - до 81 орудия и 50 прожекторов на 1 км фронта. Войска ПВО в отдельные дни уничтожали по 30-40 самолетов.

Важную роль в защите Москвы сыграли деятельность формирований местной противоздушной обороны (МПВО), в которые входили 650 тыс. жителей города, маскировка городских объектов, введенная с 22 июня 1941 г., светомаскировка жилых зданий. Москвичи несли дежурство в учреждениях, на предприятиях, в жилых домах и не допустили массовых пожаров. Из 45 тыс. загораний, возникших в черте города в 1941-1942 гг., были ликвидированы 43,5 тыс. Санитарные дружины и медико-санитарные отряды оказывали быструю медицинскую помощь пострадавшим. В Москве действовали 4330 газоубежищ и 1975 бомбоубежищ. В качестве бомбоубежищ использовались также станции метро.

С началом контрнаступления советских войск под Москвой (5-6 дек. 1941 г.) количество воздушных налетов противника на столицу заметно уменьшилось. Однако весной 1942 г. на московское направление были переброшены несколько бомбардировочных соединений из Франции и Италии, и немецкая авиация после зимнего затишья активизировала свою деятельность. В ряде районов вражеским бомбардировщикам удалось добиться успеха, но незначительного. В частности, самолеты люфтваффе нанесли удар по мосту через канал Москва - Волга. В нескольких случаях бомбежке подверглись объекты, находившиеся недалеко от столицы. В апреле 1942 г. в целях усиления противовоздушной обороны Москвы войска ПВО города постановлением ГКО СССР от 5 апреля 1942 г. были объединены в Московский фронт ПВО (командующий - ген.-лейтенант Д.А. Журавлев) и усилены вновь сформированными частями. В июне - августе 1942 г. авиация противника предпринимала новые попытки прорваться к Москве, но все ее атаки были отбиты.

Во время Московской битвы войска ПВО уничтожили ок. 1300 враж. самолетов. Они вели борьбу также с наземным противником и уничтожили значительное количество живой силы и боевой техники. С осени 1942 г. и до конца войны в районе Москвы лишь изредка появлялись самолеты-разведчики, совершавшие полеты, как правило, на большой высоте. В июне 1943 г. на базе Московского фронта ПВО была создана Особая московская армия ПВО, которая 20 октября 1945 г. была преобразована в Московский округ ПВО.

Войска ПВО, прикрывавшие Москву, во взаимодействии с ВВС и войсковой ПВО фронтов и Московского военного округа сорвали воздушное наступление противника на Москву, обеспечили нормальную жизнь и деятельность столицы, не допустили сколько-нибудь серьезных разрушений объектов города.
Всего в годы войны ВВС Германии произвели 125 налетов на Москву с участием свыше 7 тыс. самолетов, но к городу прорвались 338 из них. Противник применял фугасные бомбы массой 50-1000 кг, мины массой 1400 кг, зажигательные авиационные бомбы. За первые 9 месяцев на город было сброшено ок. 1600 фугасных и ок. 100 тыс. зажигательных бомб. В результате бомбометания пострадали 7708 человек, из них 2196 человек погибли. Разрушения были незначительными. Были разрушены 647 жилых домов, 22 промышленных объекта, 18 культурно-просветительных учреждений. Кроме того, повреждены или частично разрушены 613 жилых домов, 102 промышленных объекта и 65 учебных, научных и общественных учреждений.

В тесном взаимодействии с воинами других родов войск и жителями Москвы и области воины ПВО спасли от разрушения с воздуха столицу нашей Родины, прикрыли ее важнейшие военные, промышленные объекты, а также Центральный экономический район страны от воздействия фашистской авиации. В целом средствами ПВО на подступах к столице были уничтожены 1086 вражеских самолетов: большая часть - истребительной авиацией, треть -зенитной артиллерией и зенитными пулеметами.

Защищая Москву от ударов авиации противника, советские воины сражались с исключительным мужеством. 25 летчиков-истребителей ПВО столицы - младшие лейтенанты В.В. Талалихин, М.А. Родионов, лейтенанты А.Н. Катрич, И.П. Шумилов, старшие лейтенанты Б.Г. Пирожков, С.С. Гошко, Б.А. Васильев, П.В. Еремеев, Н.В. Благодаренко, В.А. Киселев и другие - для уничтожения врага применили воздушный таран. Они уничтожали самолеты врага наверняка и нередко сохраняли свои машины Позже, когда в результате постепенного количественного и качественного роста советская авиация завоевала господство в воздухе, воздушные тараны стали применяться реже. Более 25 ыс. солдат, сержантов, офицеров и генералов за выполнение задач по противовоздушной обороне Москвы отмечены государственными наградами, 32 воина за подвиги по защите неба с голицы удостоены звания Героя Советского Союза. 

 

Источник: 

"Москва в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годы. Энциклопедия" М.:Планета 2015. 

 

 

Поделиться

Отменить