Энеолит и бронзовый век лесной полосы. Волосовская культура

12.04.2019 

Максим Фурсов, зав.отделом археологии Музея Москвы 

Племена, обитавшие на территории Подмосковья в бронзовый век (это племена Волосовской и Фатьяновской археологических культур), имели большие ареалы миграции. Археологически памятники этих племен встречаются на большей части Центрально-европейской равнины. Достоверно известно, что племена волосовцев владели знанием об обработке металлов, ковке меди, изготовлении предметов и орудий из нее, но между тем на территории Подмосковья и от племен волосовцев, и от Фатьяновской археологической культуры, которая сменила их, практически не осталось бронзовых или медных предметов. Объясняется это двумя факторами: с одной стороны, сложностью и дороговизной использования металла в производстве орудий труда на протяжении достаточно длительного периода, вплоть до нового времени. Этим обусловлено вторичное использование медных или бронзовых предметов эпохи бронзового века в более позднее время. Другая причина - достаточно удаленная сырьевая база. Ближайшее к Подмосковью месторождение природной меди находится в уральских горах. Именно поэтому в Подмосковье предметы эпохи бронзы, сделанные из этого металла, можно пересчитать по пальцам. Между тем и у волосовцев и у племен культуры боевых топоров, к которым относятся фатьяновцы, в районах, расположенных ближе к сырьевым центрам, бронзовые вещи есть.

Волосовская археологическая культура, венчающая собой неолит на территории Подмосковья и начинающая энеолит, получила свое название по Волосовской стоянке, расположенной у д. Волосово близ Мурома. Она была открыта в начале ХХ века В.А. Городцовым (1915 г.).

Начальный этап бронзового века на территории Подмосковья можно датировать первой половиной 3 тысячелетия до н.э. На субстрате неолитических племен Подмосковья, а именно Льяловской археологической культуры с примесью пришедших с юга и юго-востока племен появляются стоянки первого этапа волосовской культуры. Его часто называют протоволосовскими. В финале своего существования волосовская культура соседствует с пришедшими с юга и запада племенами фатьяновцев. Последний этап волосовской археологической культуры приходится на начало второго тысячеления. === Протоволосовский компонент видимо пришлый, поскольку именно ранний этап этой культуры является дополнительным к археологическим культурам центральноевропейской части России. И в зависимости от величины этнического компонента, либо ассимилируется местной археологической культурой, либо ассимилирует ее. Так, второй этап Волосовской культуры, характеризующийся керамикой с примесью раковины и сосудами с утолщенным или скошенным венчиком и округлым дном, характерен только для территории распространения верхневолжской неолитической культуры и занимает всю территорию современной Московской области. Основным признаком развития Волосовской археологической культуры и ее изменения становится керамическое ремесло и его особенности. Так, третий этап Волосовской археологической культуры характеризуется керамикой с органическими примесями горшковидной формы с уплощенным дном. А четвертый этап характеризуется плоскодонными сосудами с т- образными и г-образными венчиками.

Изменения в керамическом материале принимаются археологами за основу периодизации культуры весьма обоснованно. Любое ремесло на стадии своего развития стремится к консервативности - так и гончарное дело достаточно долго сохраняет архаичные черты и по особенностям изготовления теста, форме сосуда, его основным технологическим частям, по узору можно провести периодизацию археологической культуры. Кроме того, неолитическая керамика имеет много органических включений. Современные естественно-научные методы (радиоуглеродный анализ, томография) позволяют исследовать эту органику и более точно датировать керамику. Такие эксперименты пока достаточно дорогостоящие, поэтому осуществимы в ограниченном масштабе. Достаточно широко они использовались для датировки керамики Верхневолжской археологической культуры. Орнамент  наносился на сосуды волосовской археологической культуры гребенчатыми штампами, есть отпечатки шнура, намотанного на ветку, а также различные вдавления и ямочки.

Господствующей формой хозяйствования остается охота и рыбная ловля. Племена ведут оседлый образ жизни, а кочевья происходят только при истощении промысловой базы. Можно говорить о том, что на позднем этапе у волосовцев появляются признаки ведения сельского хозяйства (появление мотыги), что, возможно, стало результатом контактов с фатьяновской археологической культурой. Поселения волосовской культуры могут различаться по хозяйственной деятельности, а следовательно мощность культурного слоя и площадь самих селищ может существенно отличаться: они занимали от 1500 м2 до 5000-6000 м2. Жилища стояли достаточно близко друг к другу, а при достаточно большой площади поселений можно говорить о прочной оседлости племен. С другой стороны, можно предположить, что большое количество проживавших на территории селища родов вызывало быстрое истощение промысловой базы, что делает предположение о занятии земледелием достаточно правомочным. Еще одним доказательством земледельческой традиции у волосовцев является наличие мотыги в инвентаре.

Основным типом жилищ, видимо, были прямоугольные полуземлянки, которые соединялись между собой переходами, что позволяет сделать вывод о разрастании родоплеменной общины с одной стороны и об обособлении каждой отдельной семьи с другой стороны. Отдельных камер могло быть несколько. Есть стоянки, на которых жилище состоит из 12 камер. Каждая из них имеет размер 7х7 или 8х8 метров. Все заглублены в землю на 50 – 70 см. Все камеры перекрывала кровля, скорее всего двускатная, но сложной конструкции, опиравшаяся на систему столбов. В центре некоторых камер встречались очаги и именно эти камеры можно считать жилыми, а остальные, скорее всего использовались, как хозяйственные.

На некоторых стоянках зафиксированы овальные поселения шалашного типа (типа чум). У исследователей нет общего мнения о том, почему  технология строительства так сильно разнилась. Возможно, это связано с использованием овального жилища при кочевках. Жилища составляют целые поселки, вытянутые вдоль берегов.

На поселениях найдены мастерские по обработки кремния, которые находились вне стен жилищ, что говорит о первичном разделении труда – женщины занимались хозяйством и собирательством, а колкой кремня и изготовлением орудий труда занимались мужчины. Также мужским занятием была охота и рыбная ловля. Зато изготовление керамики, вероятно, было занятием женским. Сосуды волосовской культуры напоминают предшествующие ей льяловские, но при этом обладают более разнообразной орнаменталистикой: в ней был как точечный узор, так и шнуровой, пальцевые и ногтевые вдавления, параллельные и пресекающиеся линии, волна, насечка. В тесто добавлялась толченая раковина, позже и дресва. Сосуды изготавливались методом последовательной налепки. Узор наносился по сырой глине и покрывал большую часть сосуда.

Кремниевый инветарь достаточно разнообразен. Если на раннем этапе отделить поздненеолитический кремний от волосовского практически невозможно, то во время расцвета племен волосовской археологической культуры на территории Подмосковья можно говорить о достижении совершенства в обработке кремния. Используется высококачественное сырье. Орудия изготавливаются на пластинах, все они покрыты однотипной отжимной ретушью и имеют стандартизированный вид вне зависимости от того, на каком памятнике были найдены. Используется шлифование и сверление. Развивается костяная индустрия. Кость постепенно приходит на замену многим кремниевым орудиям труда. Кремневые орудия разнообразны. Показателем развития обработки кремния является изготовление из него не только орудий труда, но и украшений и амулетов,  изображающих людей, зверей и птиц. Самым распространенным кремневым орудием является скребок. Скребки в волосовской археологической культуре – это универсальный инструмент для обработки не только кожи, как в палеолите и мезолите, но и дерева и кости. Среди инвентаря разнообразны проколки, сверла, ножи, топоры, долота. Из кости изготавливались гарпуны, рыболовные крючки, биконические, уплощенные и игловидные наконечники стрел, копья, кинжалы и ножи.

Набор орудий труда, производимый из различных материалов, дает примерное представление о широте хозяйственной деятельности волосовцев, но между тем, вопрос о производящем хозяйстве остается открытым. Если сельскохозяйственную деятельность исключать нельзя, хоть и в примитивном варианте, то данных об одомашнивании животных нет, поскольку кроме собак других домашних животных на стоянках волосовской археологической культуры найдено не было.

На памятниках Волосовской археологической культуры встречаются янтарные украшения – пуговицы, кольца, пронизки и привески, характерные для неолитических стоянок Прибалтики, что говорит о развитии обмена. Еще одним доказательством обмена является наличие собственно металлических, сделанных из меди и бронзы вещей, ведь ближайшее к Московской области место, где есть залежи меди, находится в Уральских горах. Хотя небольшие месторождения меди есть в Приволжских и Прикамских Песчанниках.
Подобные вещи появляются только в позднем этапе волосовской археологической культуры.

Покойников своих волосовцы хоронили рядом с жилищами. Есть случаи захоронений внутри жилища. Большая часть погребений вытянута на спине, встречаются захоронения на животе. В позднем этапе волосовской археологической культуры встречаются скорченные захоронения. Это может свидетельствовать об изменении религиозных верований. Возможно, приходит понимание того, что смерть это переход в другое состояние, перерождение и именно поэтому покойнику придается положение плода в утробе матери. Многие погребения украшены красной, охристой краской, посыпанной по всей могиле или только вокруг головы или ног.

Антропологический тип волосовцев – европеоидный.

Поделиться

Отменить