Обряд погребения иерархов

Сергей Шокарев, к.и.н., доцент кафедры источниковедения РГГУ

В описании погребения великих князей XIV—XV вв. летописи содержат только краткие упоминания о плаче, участии в церемонии всего высшего духовенства, игуменов московских монастырей, священников, бояр и всего народа «от мала и до велика» и отпевании покойного. Более подробно описано в Постниковском летописце погребение Василия III. Великий князь скончался ночью, а наутро митрополит повелел звонить в большой колокол и к дворцу стали собираться для прощания с покойным «боярские дети, и княжата, и гости, и все люди, которые не быша у него» (то есть, при кончине). Одновременно, шли приготовления к похоронам – в Архангельском соборе готовилась могильная яма, а шатерничий Р.И. Семенов «снем с него (Василия III) меру, и повеле ему гроб привести камен». К погребению собрались митрополит Даниил, епископы коломенский и крутицкий, архимандриты и игумены московских монастырей, священники, братья великого князя и бояре. При выносе тела певчие дьяки пели «Святый Боже». Гроб с телом великого князя несли на головах троицкие и иосифовские монахи. За ними «грядуща с свещами и с кандилы». Великую княгиню в санях несли дети боярские; рядом с санями шли бояре. Во время шествия «ино бысть слез и кричания от народа, яко и звону в колоколы не слышети...».

Вскрытие гробниц царя Ивана Грозного, его сыновей и князя М.В. Скопина-Шуйского показало, что умершие были плотно спеленуты покровами из узорчатой красной камки и поверх повязаны тесьмой. Покрывало, скутывавшее тело М.В. Скопина-Шуйского было перевязано не тесьмой, а толстой веревкой. Тело патриарха Адриана (ум. в 1700 г.) было окутано зеленым бархатом. Лицо покойного закрывалось, что прослежено при вскрытии захоронения царевича Ивана Ивановича в Архангельском соборе и царицы Анастасии Романовны из некрополя Вознесенского монастыря.

Приготовление тела царей к погребению в общих чертах не отличалось от обычной практики погребения мирян. Г.К. Котошихин свидетельствует: «Когда лучится царю от сего света преселитися во оный покой... и того ж дни царя измывают теплою водою и, возложа на него срачицу, и порты, и все царское одеяние, и корону, положат во гроб...». Исследования захоронений царя Ивана Грозного и его сыновей не подтверждают свидетельства Котошихина о «царском одеянии». Тем не менее, показания Котошихина находят соответствие в записи о погребении князя Владимира Васильковича, облаченного «якож достоит царем». В княжеских облачениях показаны при погребении князья в Радзивилловской летописи. В Лицевом летописном своде лежащие в гробах князья Ярослав Ярославич Тверской (ум. в 1271 г.) и Василий Ярославич Костромской (ум. в 1276 г.) изображены не только в княжеских одеждах, но и в княжеских шапках. Князь Андрей Городецкий и вдова Ярослава Тверского, умершие в схиме, изображены в схимническом одеянии. Андрей Городецкий лежит в схиме не только на одре и в гробу, но и в санях, когда тело везут для погребения в Городец. По-видимому, царей хоронили не в церемониальных одеждах, но в достойных их сана. Присутствие в могилах царских венцов вымышлено Котошихиным. Знатных людей погребали в богатых одеждах из дорогих золототканных тканей, украшенных жемчугом и драгоценными камнями, о чем свидетельствуют археологические находки. Хорошо известны шитые золотом головные уборы – волосники – из погребений цариц и женщин знатного происхождения на некрополях Москвы.

Погребение княгини Ольги. 969 г. Миниатюра Радзивилловской летописи. XV в. Изображено тело княгини, скутанное в саван и уложенное в саркофаг.

Погребение князя Андрея Боголюбского. 1174 г. Миниатюра Радзивилловской летописи. XV в. Вероятно, изображено вложение разрешительной грамоты в гроб князя

Церемония царских похорон XVII в. хорошо известна по сообщениям Котошихина, дворцовых разрядов и Рейтенфельса, бывшего свидетелем погребения царя Алексея Михайловича. Сразу после смерти государя начинали звонить в большой успенский колокол. Затем тело готовили к погребению и с царем прощались бояре и придворные. Вслед за этим пышная процессия следовала в Архангельский собор. При этом тело царя везли на санях. После того как государя хоронили, над его телом 40 дней читался псалтырь, и при этом у гроба «дневали и ночевали» бояре и придворные чины. Таков, вкратце, был обряд погребения государя. В деталях описания различных источников разнятся. Например, Котошихин ошибочно сообщает, что тело царя не погребается до тех пор, пока «из городов власти съедутца все к Москве». Он же пишет, что после отпевания патриарх «над кутьею учнет говорить молитву и кадить ладоном, а поговоря молитву, начнет патриарх есть кутью ложкою, трижды, потом подносит царице, и царевичам, и царевнам, и болшим властем, и бояром, и вякого чину людям» – уникальное сообщение, не содержащееся в разрядах. Подробно описаны в разрядах и других источниках материал, которым обивался гроб и из которого делался покров, платье участников процессии («печальное, смирное»), порядок шествия (священники, игумены, архимандриты, епископы, архиепископы, патриарх, сани с телом, царь, боярство и двор, «многа множество народа, мужеска полу и женска, вместе без чину, рыдающе и плачуще»), а также множество других деталей, исследование которых может быть предметом специального изучения.

При предсмертном пострижении Василия III на грудь умирающему было положено Евангелие. Среди икон Троице-Сергиева монастыря имеются иконы с надписями на подкладке: «Привезен на кнгини Ираиде иконе на кнзе Данилове жене Ростовского», «Привезен на Сергии Татеве» – образа были привезены при погребении этих лиц, и находились у них на груди или на гробе. Вкладная книга того же монастыря сообщает: «162-го году (1654/1653 г.) образ Пречистой Богородицы Умиление обложен серебром басмою, венец резной золочен, подпись и ожерельицо низано жемчугом на гробу Алексея Тихонова, во иноцех Авраамия».

При кончине патриарха, как и при кончине царя, трижды били в колокол. Тело владыки отиралось греческой губкой и облачалось в святительские одежды. Тело великого князя Василия III, при смерти постриженного в схимонахи, было отерто хлопчатой бумагой, смоченной в воде, митрополитом Даниилом.

Приготовление тела великого князя Василия III Ивановича к погребению. В ночь с 3 на 4 декабря 1533 г. Миниатюра Лицевого летописного свода. XVI в. Тело умершего отирают хлопчатой бумагой по монашескому обычаю

Приготовление тела великого князя Василия III Ивановича к погребению. Миниатюра Лицевого летописного свода. XVI в. «А у великого князя остался игумен Троицкий Иоасаф да старец Мисаил Сукин; и начали его наряжать как подобает в чернеческом чине быть, и положили под него одр из Чудова монастыря, и положили тело его на одре»

Вынос тела осуществлялся на одре. Крышку гроба несли дьяконы, а одр протопопы и священники или архимандриты и игумены. Перед телом несли три образа в киоте (патриарх Иоаким эти образа «еще живу суща построил на своем гробе стоять»), зажженную лампаду и посох митрополита Петра. На грудь покойного клали Евангелие. Из келии тело патриарха несли для прощания в церковь Двенадцати апостолов (при погребении Иоакима и Адриана) или Ризоположения (при погребении Иоасафа), где над ним день и ночь домовые дьяки читали псалтырь. Отпевание и похороны происходили в Успенском соборе, причем, во время отпевания, тело обычно ставилось в алтаре, чего не допускалось для лиц царской фамилии. В руку патриарха Иоакима была вложена разрешительная грамота от патриархов Паисия Александрийского и Макария Антиохийского. При погребении тело Иоасафа I было переложено из деревянного гроба в каменный, патриархи Питирим и Адриан в деревянном гробу были положены в каменный саркофаг. Также, как и при царском погребении, при свежей могиле «денно и нощно» читали псалтырь 40 дней.

Одежда монашеских погребений соответствует облачению трех монашеских чинов – новоначального инока, малосхимника и великосхимника. Реконструкция остатков монашеского одеяния Ивана Грозного (куколь и аналав), проведенная Т.Н. Кошляковой показала, что царь был пострижен в чин великосхимника. Другие находки монашеских облачений и атрибутов в погребениях XIV—XVII вв. немногочисленны. Это – кожаный пояс с тисненым изображением двенадцати праздников из погребения княгини Евдокии Дмитриевны, вдовы Дмитрия Донского. Находка аналогичного кожаного пояса и параманда была сделана при вскрытии в 1836 г. княжеских погребений в церкви Спаса на Бору. Параманд и покровы XVII в. происходят и из раскопок некрополя Моисеевского монастыря.

Церковных иерархов погребали в полном святительском облачении, что хорошо видно по летописным миниатюрам. Указание на это содержится и в описании погребенияпатриарха Иоакима (ум. в 1690 г.): «...Тело святейшего патриарха во гробе в архииерейских одеждах и в митре из церкви 12 Апостол несли на одре архимандриты и игумены в облачении крестовою полатою в соборную апостольскую церковь большею лестницей...».

 

Поделиться

Отменить