Народные традиции захоронения некрещеных детей  

«В час, когда вечерняя заря тухнет, еще не являются звезды, не горит месяц, а уже страшно ходить в лесу: по деревьям царапаются и хватаются за сучья некрещеные дети, рыдают, хохочут, катятся клубом по дорогам и в широкой крапиве» (Н. В. Гоголь. Страшная месть, гл. 13) 

На Руси и позднее в России было особое отношение к покойникам, умершим неестественной смертью, и к тем, кто не имел православного крещения. Ко второй категории относились в том числе младенцы, родившиеся мертвыми, или те, которые умерли до крещения. К ним не было негативного отношения, как, например, к самоубийцам, но хоронить их на общем кладбище считалось грехом, поэтому для некрещёных детей выбирали особые места. Это мог быть отдельный погост, поле или даже болото (Олонецкая губерния - территория нынешней Карелии и Архангельской обл.). Также их закапывали под деревьями, у перекрестка дорог, либо под полом собственной избы - согласно этнографическим данным, в старину в некоторых случаях под домом хоронили и взрослых членов семьи. Определенное распространение имела практика хоронить этих младенцев под порогом избы. По данным российского этнографа XX века Д.К.Зеленина на конец XIX в., в Гадячском уезде Полтавской губернии "мертворожденных детей закапывали в избе под порогом, веря, что когда священник будет через порог идти с крестом, то сообщит праху младенца силу святыни; иные ж закапывают в сенях под верхом, где люди меньше ходят. Хоронить детей у порога или под порогом было принято во многих местах: священник с крестом пойдет и окрестит".

Исследователь Альберт Байбурин рассказал "Прошлому", что захоронения младенцев под порогом фиксировались и в Подольской губернии (Украина), но подобные сведения ему встречались, например, во время экспедиции в Ярославскую область. "Можно предположить, что этот обычай был распространен в большом ареале, - объясняет он, - Что же касается мотивировки, то информанты говорили о том, что поскольку младенец некрещенный, то каждый человек, перешагивающий через порог, тем самым крестит его. Но если сопоставить с другими данными ( захоронение некрещенного ребенка у ограды кладбища, на перекрестке и под.), то это можно, наверное, понимать как захоронение на границе, что соответствует пограничному статусу самого младенца – он не вполне человек и в то же время его нельзя считать «полноценным» мертвецом".  

По данным Д.Зеленина, в Харьковской губернии было отмечено поверье «будто бы душа ребенка, родившегося неживым, остается на пороге хаты или же в трубе. Поэтому при входе в хату на пороге останавливаются и крестятся; точно так же крестятся при закрывании и открывании трубы: в том и другом случае как бы крестят некрещеного младенца. В Кадниковском уезде Вологодской губернии было поверье, что проклятый матерью мальчик живет в голбце (т. е. в подполье, под полом избы), живет невидимо, показываясь только с началом темноты и до полночи. Голбцем называли не только пространство под избой, но и особый шкаф за печкой, из которого мог быть ход под пол.

В некоторых случаях, по данным Д.К.Зеленина, их могли хоронить также под под передним углом дома, в саду или в огороде.

Интересно, что захоронения некрещеных детей в особых местах происходили в России и в XX веке, причем уже во времена СССР. Согласно исследованиям ведущего научного сотрудника Отдела археологии Московской Руси, д.и.н. С. Чернова, существуют могильники, как будто бы совершенно утратившие свое освящение, но используемые для погребения некрещеных младенцев. Речь идет о месте в 2 км к северо-западу от усадьбы Мураново (ныне Пушкинский район Московской области) - урочище у часовни Великомученика Никиты, которая располагалась там в XIX - первой половине XX в. и была разрушена в послевоенные годы. Она находилась между деревнями Горенки и Папертная. 
Жительница д. Папертники Анна Андреевна Железнова, 1916 г. рождения в 1986г. рассказала о часовне следующее: "Горенская часовенка... Это уж до войны... Возле этой часовни бывало: или же не доносит женщина ребенка, скинет, - и прям туда — счас сделают гробик и туда несут. Потому что не разрешали на кладбище, он не крещенный еще".

По Генеральному межеванию (1768) между д. Горенки и д. Папертники лежала “Никитина пустошь коллегии экономии, 17 десятин”. По плану 1843 г. пустошь была смежной с лесной дачей “Сумерки”. Часовня показана на карте Московской губернии 1860 г., но в клировых ведомостях церквей Дмитровского уезда первой половины XIX в. она не упоминается. Известие о ней обнаруживается в описании прихода Покровской церкви с. Тешилово 1913 г.: “Часовни: одна в д. Горенки в 6 верстах (от с. Тешилова), на земле крестьян с. Васильевского Озерецкой волости Дмитровского уезда, посвящения памяти св. Великомученика Никиты (15 сентября), возобновлена в 1903 г. Уничтожена в послевоенные годы.
В 1986 г. место это - поляна в лесу между деревнями Горенки и Папертники - было исследовано археологически, а в 1988 г. здесь были проведены раскопки (100 кв. м). Они показали, что часовня расположена на месте небольшого селища (3 тыс. кв. м), которое представляет собой остатки селения, возникшего в последней четверти XIV в. и существовавшего до конца XVI в. Изучено было две подпечные ямы XVI в., обнаружен фрагмент белокаменного плиточного надгробия с трехгранно-выемчатым орнаментом (“волчий зуб”), свидетельствующий о том, что поблизости располагалось кладбище. В 1584—1586 гг. это «поселение представляло уже пустошь Микитицкую, которая входила в вотчину Михаила Скобельцына, потомка служилых людей Радонежского княжества XV в. 

Николай Михайлович Федоров, живший в д. Горенки до 1967 г., рассказал следующее: "Старейшие люди говорили, когда...при Наполеоне, до Наполеона монастырь был, понимаешь, монастырь, огромный монастырь. И вот при Бонапарте, когда он начал здесь это все уничтожать, ... колокол сорвался с монастыря и скатился в Колокольный бочаг”. Приведенное предание отражает, по всей видимости, события Смутного времени, так как в 1680 г. здесь упоминалась лишь “церковная земля св.муч. Никиты, что в Белях”.  

 

По мнению Чернова, скорее всего на выбор места для захоронения младенцев повлияло связанное с данным местом воспоминание о некогда бывшем здесь храме. Таким образом, место это могло восприниматься как некогда бывшее освященным.

Поверья

По старинным народным представлениям, описанным у Д.Зеленина и Е.Левкиевской, дети, умершие до крещения, попадают к нечистому - в одних местах верили, что они превращаются в птиц (например филинов) или кикимор. Большое распространение имело представление о том, что души «неприкаянных» детей летают близ своих могил или просто носятся в воздухе, принимая вид вихря либо птиц, и жалобно кричат Чаще всего их крики можно слышать перед грозой, бурей, вообще — непогодой. Такие души становятся опасными для живых людей, особенно для матерей с маленькими детьми. Также им приписывали способность вытворять разные вещи и даже насылать болезни на живых людей.

Д.К. Зеленин. Умершие неестественною смертью и русалки.
«...На святые вечера (от 25 дек. — 6 янв.) некрещеные дети распускаются из ада на гулянье: они заходят к тому, кто оставил в сундуке свое платье не перекрещенным, отворяют сундук и забирают, что им нужно». «Как только мы придем туда, где оставлено что-нибудь не перекрещенным, оно само дается нам без всякого труда»  — Новогрудский у. Минской губ.)».

Зеленин указывает, что случаи захоронения таких детей под деревьями возможно связаны с тем, что дерево рассматривалось как жилище того филина, в которого превращалась душа младенца. 

Е. Левкиевская. Мифы русского народа.
«Выкрестить» некрещеного младенца и ввести его в царствие небесное или, по крайней мере, облегчить его участь можно на Троицкой неделе или в Семик, когда по традиции поминают всех умерших до крещения и мертворожденных детей. Для этого мать, у которой были такие дети, должна купить 12 крестиков (по числу апостолов) и раздать их чужим детям — апостолы помолятся, и 12 детских душ будет спасены. Накануне Троицы красили яйца в красный и желтый цвета и раздавали их детям в поминовение некрещеных душ, а также угощали соседских детей варениками, пампушками и прочими лакомствами. Для этой же цели приносили на перекрестки дорог сотовый мед, веря, что души ночью придут полакомиться и утром можно будет увидеть их следы на песке».

Кстати мертвых некрещеных детей и людей, умерших с горячкой, зачастую выносили из дома через окно, таковы данные А.Байбурина.  

Источники

А. К. Байбурин. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян 2-е издание. М.: Языки славянской культуры. 2005

Д.К. Зеленин. Избранные труды. Очерки русской мифологии: Умершие неестественною смертью и русалки. М.: Индрик. 1995

С. Чернов. "Сакральная топография Московской Руси в устной крестьянской традиции: освящение кладбища". Культура средневековой Москвы. / Исторические ландшафты. Т. 3. М.: 2005.

Е. Левкиевская. Мифы русского народа. М.: АСТ. 2000

Поделиться

Отменить