Кочетков С.А. краевед, учитель Дединовской школы, Заслуженный учитель РФ
Шаблин А.А. к.и.н., доцент Государственного социально-гуманитарного университета, председатель Луховицкого краеведческого общества

Земли, входящие в состав современной Московской области, на протяжении нескольких веков не только выделялись своим громадным экономическим потенциалом, но и играли выдающуюся роль в духовном становлении России. Еще в XIV – XV веках именно на Московской земле вызревали главные силы для борьбы за объединение страны, оформился центр Русского Православия, в XVII веке возникали царские и боярские усадьбы, ставшие первыми очагами восприятия европейской культуры, здесь начинались «потешные» опыта молодого Петра…

Московская земля – сердцевина, давшая начало самой России, и область, где рождались ее главные символы. Здесь 350 лет тому назад, на построенном на Дединовской государственной верфи корабле «Орел», был впервые поднят триколор, ставший первым флагом – символом нашей страны, а через 200 лет превращенный Николаем II в государственный флаг России. Поруганный в ХХ веке, в самом конце этого столетия триколор все же был возрожден как государственный флаг современной России.

Само строительство корабля «Орел» связано с попытками царя Алексея Михайловича (1645 – 1676) завести в стране кораблестроение по европейскому образцу. 19 июня 1667 г. царский указ предписал начать в селе Дединове на Оке (современный городской округ Луховицы Московской области) строительство кораблей для Каспийского моря. Для руководства работами были наняты голландские специалисты, под руководством которых за два года здесь были построены корабль, в 1669 г. в честь российского герба, вырезанного на его корме, получивший название «Орел», морская яхта, морской бот и суда сопровождения (Подробнее о строительстве судов в Дединове см.: Тушин Ю.П. Русское мореплавание на Каспийском, Азовском и Черном морях. М., 1978 С. 44 – 49; Яковлев И.И. Корабли и верфи. Л., 1973; Висковатов А.В. Краткий исторический обзор морских походов русских и мореходства их вообще до исхода XVII столетия. СПб., 1994; Шаблин А.А., Кочетков С.А. Дединово – село морское. Рязань, 1996 и др.). На двух первых судах перед их отправкой из Дединова 7 (17) мая 1669 г. был поднят флаг, показывающий их принадлежность Российскому государству. Этим современная Московская область вправе гордиться во все времена.

Вид на Оку и место Дединовской верфи

В создании флага для строящихся в Дединове морских судов российские власти изначально вряд ли видели необходимость, поскольку на внутренних водных путях отечественные судах вполне обходились без опознавательных символов. На изготовлении флагов настояли голландские специалисты, руководствовавшиеся существовавшими требованиями морского судовождения об обязательном наличии на кораблях флагов страны, торговой компании и т.п. Еще до начала работ в Дединове в предварительной Росписи 1667 г. об этом писал И. Сведен – проживавший в
Москве голландский купец, по просьбе российских властей занимавшийся в Европе наймом специалистов и закупкой оборудования для строительства кораблей в России. Всего на знамена и еловчики (вымпелы) для кораблей он затребовал 243 аршин киндяка и 155 аршин дорогой тафты, при этом отметив, что флаги должны быть государственными («которого государства корабль, того государства бывает и знамя»), а цветами «как великий государь укажет…» (Дополнения к актам историческим, собранные и изданные археографическою комиссиею. Т.5. СПб,1853. (далее: ДАИ). С. 220). По верному замечанию Н.Н. Семеновича эти слова свидетельствуют о том, что «ко времени постройки корабля «Орел», т.е. в 1667 г., на Руси еще не было ни узаконенных государственных цветов, ни флага, т.е. рисунка его. Не было даже и термина «флаг» (Семенович Н.Н. История русского военно-морского флага. Л., 1946 С. 10).

В апреле 1668 г. требование материи на флаги озвучил начальник Дединовской верфи Корнилиус фан Буковен. Весной 1669 г. непосредственно в Дединове пошивом флагов придется заниматься капитану корабля «Орел» Давыду Бутлеру.

Повторяемость этого требования в последующем приведет к неточности с определением подлинной даты создания Российского флага. По формальному признаку его создание отнесут к весне 1668 г., поскольку 9 апреля этого года в ответ на вопрос о флаге начальника Дединовской верфи Буковена от имени царя в Сибирский приказ была направлена память с требованием «прислать из меновых товаров триста десять аршин киндяков да сто пятьдесят аршин тафты червчатых, белых, лазоревых к корабельному делу на знамена и яловчики» (вымпелы). (ДАИ. С. 253). Как отметила Н.А. Соболева, «многие считают, что именно с этого распоряжения Алексея Михайловича следует вести отсчет нынешнего государственного флага» (Соболева Н.А. Российская государственная символика: история и современность. М., 2003.С. 138).

Согласиться с этим мнением сложно, поскольку, во-первых, данное распоряжение не было выполнено и точно такое же требование от имени царя власти пришлось повторять ровно через год. Во-вторых, внешний вид флага, как мы увидим, российские власти окончательно определили только в апреле 1669 г. Приведенное распоряжение 1668 г. интересно лишь указанием цветов, которые предполагалось использовать при изготовлении будущего флага: белого, синего, красного.

К практическому созданию флага для строящегося в Дединове корабля приступили после 7 апреля 1669 г., когда в тот же Сибирский приказ была направлена новая память с тем же требованием «…послать к корабельному строению с корабельными людьми с Давыдом Бутлером с товарищи на знамена и на еловчики из меновых товаров 300 аршин узких киндяков розных цветов или вместо узких киндяков широких киндяков 150 аршин, которые бы киндяки были широтою против узких киндяков вдвое» (ДАИ. С. 267). Поскольку надежд на удовлетворение в полном объеме первоначального запроса голландцев не осталось, а время уходило, и высокая вешняя воды в Оке скоро должна была спасть, власти ограничились поиском только простой шелковой материи – киндяка, – отказавшись от дорогой тафты.

В отличии от первого подобного требования данное распоряжение примерно через две недели оказалось выполнено. 23 апреля 1669 г. в памяти в Новгородскую четь мы увидим имя продавца ткани: «…Велено за 30 киндяков добрых, которые взяты на карабль и на яхту на знамена и еловчики, гостю Дмитрию Денисову дать 30 рублев, по рублю за киндяк; и киндяки капитану отданы с роспискою» (Там же. С. 273).

После покупки ткани еще несколько дней (не менее двух) ушло на завершение сборов в Москве и на дорогу до Дединова. Поэтому непосредственное создание флага следует отнести к самому концу апреля – началу мая 1669 г., ко времени непосредственно предшествовавшему уходу корабля с верфи, когда Бутлер наконец доставил требуемую для этого материю в Дединово.

Было ли у него четкое указание, каким следует шить флаг? Н.Н. Семенович считал, что «вопросом создания первого русского военно-морского флага безусловно должны были заняться два московских учреждения: Посольский приказ и Оружейная палата, и это совещание 1667 г. было первым из трех специальных совещаний, посвященных вопросам о русском флаге» (Семенович Н.Н. История русского военно-морского флага. Л., 1946 С. 22). К сожалению, никакой информации о реальности проведения такого совещания мы не имеем, а документы о работах на Дединовской верфи отмечают лишь требование отправить на верфь материю без какого-либо намека на выполнение конкретного задания соответствующие указания полномочных органов. Напротив, об отсутствии у
самих властей четкого понимания, как должен выглядеть флаг, свидетельствует происходившая до последней возможности его детализация. Так, 24 апреля 1669 г., когда, казалось бы, вопрос о флаге должен был быть уже решен, последовало важное уточнение: «великого государя указ капитану с товарищи в Посольском приказе сказан, и велено ему поставить на носу и на корме по орлу, и на знаменах и на еловчиках нашивать орлы же» (ДАИ. С. 274). (Заметим также, что 24 апреля Бутлер еще не выезжал из Москвы).

Подобное отсутствие заранее разработанного образа отличало работу по созданию флага от работ по изготовлению герба, вырезанного на корме корабля. О том, что создание герба была важным государственным делом свидетельствует хотя бы присылка для этого в Дединово столичного мастера. Еще 23 февраля 1668 г., когда корабль только начали обшивать досками, царским указом было предписано «из Оружейной Палаты… резного дела мастера… послать в Коломенский уезд в село Дединово к корабелному делу» (ДАИ. С. 243). Присланный мастер выполнил первое крупное изображение главного элемента российского государственного герба – двуглавого орла. Ширина использовавшейся для этой работы кормы была около 6 метров (ширина самого корабля равнялась 6,5 м) при высоте не меньше 5 метров. Для усиления внимания к этому символу российского государства и сам корабль в честь него 24 апреля 1669 г. получил название «Орел» (Российский государственный архив древних актов.Ф.181. Оп.3. Д.230/401. Л.55об.). К тому же, все это произошло непосредственно после того, как в 1667 г. появилось первое официальное описание российского герба в именном указе «О титуле царском и о государственной печати» (Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830 Т. 1 № 421). Указ зафиксировал, что «Орел двоеглавый есть герб державный великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича…». Появившаяся тогда же царская печать наглядно представила уточненный образ герба. Заложенный в 1667 г. первый российский военный корабль, предназначавшийся для выхода в международные воды, был прекрасной возможностью для публичной демонстрации уточненного образа российского государственного герба. Ничего подобного в отношении флага не отмечалось. Роль непосредственных работников, в частности капитана Бутлера, в деле его создания, несомненно, была заметно больше, чем при изготовлении герба.

Флаг "Орла"

Работа по пошиву флага естественно входила в круг обязанностей Давыда Бутлера, который отвечал именно за проводку корабля в соответствии с морским законом. Прибыв в Москву 20 ноября 1668 г., он застал в Дединове сложившуюся команду специалистов, которой руководил Буковен, и поэтому не претендовал на общее руководство «корабельным делом». Все его усилия были связаны прежде всего с подготовкой дединовской флотилии к плаванию. В первой половине марта 1669 г. он вместе с астраханцем Иваном Савельевым побывал на Дединовской верфи, осмотрел и принял построенный корабль и яхту. По итогам осмотра Бутлер составил роспись его окончательного оснащения. Поскольку именно он должен был отвечать за отправку построенных в Дединове судов в первый поход непосредственно с верфи, то 31 марта в Дединово была отправлена грамота охранявшему корабли Якову Старку: «указал Великий Государь у корабля быть Давыду Бутлеру с товарищи, а ему (Якову Старку. – Авт.) ехать к Москве не мешкая, как у него тот корабль примет он Давыд» (РГА ВМФ. Ф. 315 Оп. 1 Т.1. Д. 21 Л. 46).

Тогда же, в апреле 1669 г. окончательно определится статус Давыда Бутлера, обвиненного по приезде в Россию в разных грехах. После подачи им 14 апреля челобитной царю появился указ подтвердивший, чтобы писать его не корабельным дозорщиков, а капитаном. Тогда же ему вернули взятые в Посольский приказ «чорные росписи», в которых он указывал завышенные цена на закупленное им в Европе оборудование для судостроительных работ в России. 15 апреля последовало еще одно важное решение – в Новгородскую четь была направлена память с требованием выплатить капитану Бутлеру жалование за прежние 24 месяца. Полностью реабилитированный, в конце апреля 1669 г., Бутлер отправился в Дединово второй раз, чтобы готовить корабль к отправке. Среди последних приготовлений капитана должны были быть и работы по пошиву флага, который требовалось поднять на «Орле» перед его выходом в свой первый поход. Под этим флагом корабль и морская яхта 7 мая 1669 г. вывели флотилию построенных в Дединове судов в Оку, отправившись в Нижний Новгород.

К сожалению, документы помимо указания цветов больше ничего не сообщают о внешнем виде этого флага. Это станет причиной появления разнообразных версий внешнего вида флага. Весьма популярной является версия, что «флаг имел синий прямой крест, разделяющий полотнище на четыре равные части-крыжи. Первый и четвертый были белые, второй и третий – красные» (Дегтярев А.Я. История Российского флага. М., 2000 С. 46).

В последнее время большее признание получила версия полосного бело-сине-красного флага, впервые оформившаяся во второй половине XIX в. Тогда ее высказал известный историк русского флота Ф.Ф. Веселаго, предположивший, что «при влиянии голландцев этот флаг (полосный бело-сине-красный – Авт.) в первый раз был поднят на корабле на "Орле"», а позднее его в своих «потеках» и в первых морских опытах начала 1690-х гг. в Архангельске использовал молодой царь Петр I (Веселаго Ф.Ф. Очерк русской морской истории. Ч. 1 СПб., 1875 С. 548). Несколько позднее эту точку зрения поддержало и Особое совещание, созванное в 1896 г. Николаем II.

Уже в начале XXI в. Н.А. Соболева обратила внимание на требование российских властей «поставить на носу и на корме по орлу и на знамени и на яловчики нашивать орлы же». Исходя из этого ученый поддержала версию, «что на «Орле» был поднят флаг с двуглавым орлом, помещенным на полосное полотнище» (бело-сине-красное) Соболева Н.А. Очерки истории российской символики: От тамги до символов государственного суверенитета. М., 2006 С. 312. Ведь изображений двуглавого орла на российских знаменах в виде полотнища с синим крестом и чередующимися квадратами белого и красного цветов не встречается, подобное можно увидеть только на хорошо нам знакомом сегодня бело-сине-красном флаге, на котором золотой орел располагается посередине. Это вполне соответствует мировой практике, в которой не принято размещение гербовых изображений на крестовых знаменах.

стела и флаг на месте Дединовской верфи

Статус этого флага исследователи определяют по-разному. Популярно мнение, что это был первый морской флаг для судов Московского государства (Летопись Российского флота. От зарождения мореходства в древнерусском государстве до начала XXI века. Т. 1 860 – 1900 гг. СПб., 2012 С. 74). В последующем триколор еще долго, на протяжении всего XVIII в., будет выполнять схожую роль, оставаясь флагом российского торгового флота, пока в самом конце XIX столетия не приобретет статус государственного флага.

Работы по пошиву флагов для корабля и яхты были завершены в начале мая 1669 г., а уже 7 мая этого года «Орел» покинет Дединовскую верфь. Следовательно, подъем флага на корабле произошел непосредственно перед тем, как он отправился в свой первый поход, в условиях, когда последние решения принимались оперативно, без долгих согласований и уточнений. Учитывая, что его создание инициировали и настойчиво добивались голландские организаторы работ, вполне оправдано предположение, что и создан он был не в московских палатах, а на подмосковной земле, как и считал в свое время Ф.Ф. Веселаго, непосредственно голландскими специалистами, с учетом знакомой им традиции и с ориентацией на привычный рисунок флага. Москва, тяжело решая вопрос о выделении материи на флаги, а затем серьезно сократив ее количество против требуемого голландцами, кажется, отводила флагам корабля сугубо техническое значение, связанное с обслуживанием движения судов. Основная роль российских властей в этом деле свелась к выбору цвета материи для флага и указанию о нашивке на нем изображения державного орла. Из выделенных российским государством недорогих киндяков белого, синего и красного цвета на подмосковной земле 350 лет тому назад, непосредственно перед выходом корабля «Орел» с верфи, был пошит флаг, позднее ставший государственным флагом России.

День флага в Дединове 2016 г. 

Эта дата вполне достойна общего внимания. На родине Российского флага в с. Дединове в день первого подъема флага на «Орле» 17 мая 2019 г. Администрацией городского округа Луховицы готовится праздник, и хочется надеяться, что это празднование не останется единственным. В нашей жизни не так много юбилеев подобного значения, чтобы они могли сводиться к мероприятиям районного масштаба.

 

Поделиться

Отменить